Alsatelecom.ru

Стройматериалы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дом из красного кирпича

Дом из красного кирпича

Пребывающий в унынии безработный актер Василий Горин на оживленном проспекте областного центра видит семиэтажный дом из красного кирпича. Казалось бы, что в этом особенного? Разве что еще полчаса назад на этом месте никакого дома не было. Да еще то, что, кроме самого Василия, это мрачное здание, похоже, никто не замечает. В чем же тайна этого странного дома? Какие призраки скрываются за его красными кирпичными стенами? В этом и придется теперь разбираться Василию, играя роль, которую написал для него неведомый режиссер.

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2

Из серии: Генератор фантастики

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дом из красного кирпича предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Из бетонной коробки областной администрации я вышел злым и расстроенным. Да, отказ неприятен сам по себе, но я бы его как-нибудь пережил, да и переживу, куда я денусь, но почему нельзя было сказать «нет» по телефону, когда я три дня назад звонил в этот долбаный отдел культуры? Но не сказали же, назначили встречу, и что?… Мало того что я потратил деньги — за билет на автобус только в одну сторону почти пять сотен, — так я ведь еще и поверил во что-то, обнадежился, а в результате такой облом!

И ведь начали разговор аккуратненько так, вежливо, с улыбочкой: дескать, смотрите, какая зима нынче ранняя да снежная, сколько у хозслужб теперь забот и затрат… А бюджет — не резиновый. Вот и нам ужиматься приходится, экономить на чем только можно. И брать сейчас нового человека в штат — это… даже непорядочно как-то, не поймут нас. Но взять вас нам очень хочется. Вот очень-прям-очень, жуть как! Ан нет, нельзя… Не сейчас. Потом как-нибудь, может быть. Или в другой потом, после того потома…

Ну и так далее, минут на двадцать пустопорожней болтовни. И зачем, спрашивается, я приезжал? Узнать, какой я весь из себя талантливый и распрекрасный? Так я это и сам знаю. До столичной сцены я еще, конечно, не дорос, и не факт, что когда-нибудь дорасту, но у себя в городе был без сомнения лучшим, и я почти уверен, что и здесь, в областном центре, не оказался бы в числе последних бездарей.

А то, что нашу так называемую труппу в родном городе разогнали — это правильно. Каким бы я талантливым не был, тащить все и дальше на себе мне уже надоело. Да и что я один могу? Если ложка дегтя портит бочку меда, то уж ложка меда даже стакан дегтя сладким не сделает.

Я поймал себя на мысли, что не по делу как-то хвост распушил, тем более что единственный слушатель моего внутреннего монолога и так все о себе любимом знал. Все, кроме одного: и что теперь делать? Искать работу по основной специальности, на которую сдуру угробил в универе пять лет жизни? Только не хочу я в душном офисе штаны просиживать, к тому же забыл за последующие пять лет все, чему меня пытались научить. Да и кому сейчас сдался не первой свежести экономист без опыта работы, который и делать-то ничего не умеет? Да, двадцать семь — еще не старость, но те, кто помоложе да пошустрей, давно все тепленькие места заняли. И ладно, собственно, говорю же: не хо-чу!

В такой невеселой беседе с самим собой я провел на крыльце администрации минут, наверное, десять. На меня уже и охранник из окна стал поглядывать, да и ноги стали мерзнуть — зима-то и впрямь сейгод рано началась, тут уж в отделе культуры не соврали. Ничего не оставалось кроме как чапать к автовокзалу и возвращаться домой, в стылую и опостылевшую «однушку», где меня никто, увы, не ждал. Можно еще, конечно, завалиться к родителям — те и накормят, и приголубят, — но портить им настроение не хотелось, а убедительно сыграть бодрячка даже я бы перед ними не смог, уж мама бы точно меня влет раскусила.

Как бы то ни было, билет все равно нужно брать, и желательно на ближайший автобус. Я глянул на часы: без двадцати три. Автобус отходит в три пятнадцать; если поспешу, то и перекусить в кафешке успею.

Я сбежал с крыльца и, хрустя свежим снежком, быстро зашагал вдоль здания негостеприимной областной администрации. Но стоило мне свернуть за угол, как я невольно сбавил шаг. До меня и в самом деле не сразу дошло, почему я это сделал. Просто вдруг почуялось: здесь что-то не то! Будто звоночек в голове прозвенел. Тревожный такой: динь-динь, у тебя все дома?

Я остановился, посмотрел направо, куда меня подспудно и тянуло глянуть, и понял: нет, дома у меня не все. Потому что вон того, пардон за каламбур, дома здесь раньше точно не было! Всего час назад, когда я шел в администрацию, на этом месте смотрела на проспект лишь трехэтажная, советских времен постройки школа. А теперь что?… Что за краснокирпичное семиэтажное уродище прилепилось к несчастному учебному заведению. Да и как оно могло всего за час прилепиться? Впрочем, что это я? Этот угрюмый, массивный как чугунный утюг домина не мог быть построен не то что за час, но и за месяц! Да и кому бы вообще взбрело в голову строить такое? Еще и расположить так, что фасадом здание словно «въехало» в школу, а торцом — во всяком случае, ни одной двери я с этой стороны не видел — на метр-полтора «выехало» на проезжую часть.

Читайте так же:
Чем обложить банную металлическую печь кирпичом

Я аж дышать забыл, честное слово. Но когда увидел, как желтая маршрутка, пропуская обгонявшую ее легковушку, взяла чуть правее и вот-вот должна была врезаться в угол нелепого дома, не выдержал и заорал: «Тормози! Там же…» Договорить я не успел. Маршрутка вошла в красный кирпич, словно горячий нож в масло, а уже через пару мгновений вынырнула с противоположной стороны и как ни в чем не бывало понеслась дальше.

На меня заоглядывались. Я представил, как выгляжу со стороны: с выпученными глазами, разинутым ртом, вытянутыми дрожащими руками… Воображение у меня профессионально хорошее, и возникшая в голове «картинка» мне не понравилась. Я сунул руки в карманы и тронулся в путь. Но пройдя шагов десять я не выдержал и оглянулся. Дом из красного кирпича стоял на месте. Точнее, как раз не на месте, нечего ему там было делать совершенно, только ему на мое мнение было плевать — он стоял себе и стоял, перекрыв тротуар и «заступив» на дорогу. Кстати, я увидел, как еще одна машина, белая легковушка, протаранила кирпичные стены без видимых последствий как для себя, так и для них. А вот и бредущая по тротуару парочка «вошла» в стену, явно не увидев ее перед собой. «Ага, — подумал я, — не увидев. Слона-то я и не приметил». Не увидеть эту красную уродливую громадину надо было еще постараться. Да и то, не перед самым же носом стену не заметить. Между тем парочка, продолжая держаться за руки, вышла с другой стороны здания. «Счастливые домов не замечают», — машинально схохмил я, хотя мне было совсем не до смеха. Получалось так, что кроме меня никто этот дом и не видел. Мало того, для всех, кроме меня, его не существовало вовсе!

«Стоп! — осадил я себя. — А с чего ты взял, что для тебя он реален? Ты ведь его пока не касался». Разумеется, первой мыслью после этого было тут же пойти и потрогать дурацкое здание. Но меня остановили два обстоятельства. Во-первых, мне стало страшно. Очень, до липкого ужаса. А что если я дотронусь до кирпичной стены и почувствую ее твердость? Это будет означать лишь одно: я сошел с ума. Во-вторых, дом стоял на противоположной стороне проспекта, а перехода поблизости не было… Впрочем, что это я? Мне вполне хватило и «во-первых».

«Значит так, — мысленно скомандовал я себе, — никакого дома там нет, это у тебя головушка бо-бо от расстройства. Так что — шагом марш к вокзалу, и чтобы я тебя здесь больше не видел!»

Я выполнил команду «кругом!», поправил шарф, надвинул на брови шапку и чуть ли не бегом рванул к автовокзалу.

Любование несуществующим домом стоило мне того, что автобус на три пятнадцать помахал мне хвостом. Следующий отправлялся лишь в полшестого, и теперь мне где-то нужно было убить два часа.

Для начала я все-таки зашел в привокзальную кафешку и пообедал. Скорее, перекусил, заморил червячка — раскошелиться на полноценный обед меня задушила жаба. И так почти тысячу за билеты отдал. А ведь я теперь безработный, пора к этому привыкать и начинать экономить.

Я пожалел, что не взял с собой электронную читалку. Сидел бы сейчас, читал — время бы пронеслось незаметно. Можно, конечно, с телефона почитать, но это только глаза ломать — нормальный смартфон я лишь все собирался купить, а теперь, похоже, отсобирался.

Так что оставалось одно: пешая прогулка на свежем воздухе. Дешево и полезно. А куда идти — без разницы, пошляюсь туда-сюда, лишь бы убить время. Сказано — сделано. Я шел, с наслаждением вдыхая морозный воздух и то и дело подставляя лицо падающим с низкого неба снежинкам.

А потом я увидел дом. Тот самый, семиэтажный, из красного кирпича. Ноги привели меня к нему сами. Кто им, собственно, это позволил? Ведь сказано было: «Чтобы я тебя здесь больше не видел!» Я уже хотел развернуться и уйти, как услышал сзади:

— Нелепая штуковина, не так ли?

Я вздрогнул и обернулся. В шаге от меня стоял среднего роста господин в фетровой коричневой шляпе и длиннополом сером пальто с норковым воротником. На вид мужчине было под сорок, хотя, может, и «за» — я плохо с первого взгляда определяю возраст. Перехватив мой взгляд, он поднес к полям шляпы два пальца и едва заметно кивнул.

— Простите, вы о чем? — прикинулся я шлангом.

— О том самом, на что вы уже второй раз приходите посмотреть.

Читайте так же:
Бессер блоки или кирпич

— В первый раз я приходил не смотреть… — машинально ляпнул я, и мужчина улыбнулся в усы. Да, у него были шикарные усы: густые, рыжие — даже, скорее, темно-красные, как стена у злополучного дома.

— Тем не менее вы его видели и тогда, и сейчас, — то ли спросил, то ли констатировал незнакомец.

— А вы? — с вызовом спросил я. — Вы его видите?

— Увы, нет. Но по рассказом наслышан, сколь несуразно он выглядит.

— И кто же вам об этом рассказал? — хмыкнул я, чувствуя как немеют губы. В голове запульсировало: «Уходи! Скорей беги отсюда!»

— Может, побеседуем в более удобном месте? — спросил усатый. — У вас ведь есть время? Во сколько ваш автобус, — посмотрел он на часы, — полшестого? Что ж, для начала нам этого хватит.

— Но как вы… — задохнулся я, а потом вдруг спросил: — Чего и для чего нам хватит?

— Времени. Для первой беседы, — невозмутимо сказал незнакомец. — Которая может стать и последней, тут уже вам решать.

Услышанное заставило меня, вздрогнув, отшатнуться, и усатый, подняв ладони, поторопился объяснить:

— Нет-нет, простите, я неуклюже выразился. Я имел в виду, что если вы будете против дальнейших бесед, то просто сядете в автобус и уедете.

Беседовать с незнакомцем мне совершенно не хотелось. Но как от него теперь отвяжешься? Проще согласиться, узнать, чего он хочет, вежливо попрощаться и уехать домой, забыв о красном доме и аналогичного цвета усах. Вопрос лишь: забудет ли их обладатель обо мне? Каким-то образом он знал о всех моих сегодняшних телодвижениях — скорее всего, следил, каким еще-то? — значит, я ему нужен. Но зачем, почему?! Потому что видел этот нелепый дом? И что?… Может, я и впрямь свихнулся, вел себя неадекватно, добрые люди сообщили куда следует, и этот дяденька пришел за мной из «дурки»? Вряд ли, на санитара психлечебницы он не очень похож…

Все это пронеслось в моей голове сумбурным шквалом мыслей, и я вдруг понял, что если сейчас повернусь и уйду, то они будут преследовать меня очень долго. Я имею в виду мысли. Хотя не исключено, что и усач сотоварищи. Недаром же он намекнул, что про этот злополучный дом ему еще кто-то рассказывал.

— Ладно, — выдохнул я. — Давайте побеседуем. Только скажите честно: вы за мной следили?

— Откровенно говоря, да, — на мгновение замявшись, ответил незнакомец. — Но лишь после того как вы увидели дом в первый раз. До того момента я и не подозревал о вашем существовании… Впрочем, давайте все же поговорим не здесь. Обещаю, что отвечу на все ваши вопросы. Идемте же!

Он повернулся и сделал шаг, но я, опомнившись, бросил ему в спину:

— А куда именно вы меня хотите отвести? И кто вы, собственно говоря, такой?

— Ах да, — остановился усатый и приподнял шляпу. Под ней блеснула лысина. — Прошу меня извинить… Менделев, Дмитрий Иванович. Именно Менделев, а не Менделеев, — изображая улыбку, шевельнул он усами. — Я в некотором роде ученый — правда, без степеней и званий. Точнее будет сказать: исследователь. А пригласить я вас хочу в мой… скажем так, офис. Мы арендуем тут неподалеку помещеньице для… э-ээ… исследований. Совсем близко, я даже машину не взял.

— «Мы»? — вопросительно посмотрел я на Менделева.

— Да, я не один. Но сейчас там никого нет, так что нам никто не помешает.

Дмитрий Иванович замолчал, не сводя с меня взгляда. А я опять засомневался. Бес его знает, этого «недохимика». Сейчас заведет меня в ближайшую подворотню и… Я чуть не рассмеялся вслух. И что, ограбит? Украдет автобусный билет и — сколько там? — едва ли тысячу сверху да предмет антиквариата в виде старого мобильника?… Хотя, с другой стороны, он может не знать, что у меня ничего больше нет. Но про автобус же знает… Тьфу ты. Что же делать?

Заметив мои колебания — а это плохо, артист должен уметь держать лицо, — Менделев полез во внутренний карман пальто, достал оттуда паспорт и протянул мне:

— Держите. Ваши сомнения мне понятны. Но я хочу, чтобы вы с самого начала мне доверяли.

Я смущенно хмыкнул, но паспорт взял. А почему нет, собственно?… Открыл, увидел на фото знакомые усы и лысину, пробежался взглядом по ФИО, отметил, что дядька из местных, зафиксировал дату рождения… ага, я не ошибся, усачу тридцать девять… Закрыв паспорт я отдал его Менделеву и кивнул:

— А вы не… — покрутил тот ладонью.

— Что, и мне предъявить паспорт?

— Нет-нет, я просто хотел, чтобы вы тоже представились. Надо же как-то к вам обращаться.

— Как? Вы не все обо мне знаете?… — съерничал я, но сам же и поморщился от неудачной шутки. — Простите… Зовите меня Василием.

Читайте так же:
Что такое ультралегковесный кирпич

— Просто Василием. Этого достаточно.

— Хорошо, Василий. Идемте же, а то вы опоздаете и на этот автобус.

Особенности штрафа за проезд под «кирпич» в 2021 году

За въезд под знак «кирпич» лишают прав или штрафуют. Он нужен, чтобы водители не заезжали на встречку, на полосу для автобусов или в пешеходную зону. Если знака не было видно, выписанный штраф можно оспорить. Рассказываем, какой штраф за проезд под знак «Въезд запрещен» и как его обжаловать.

Проверка и оплата штрафов ГИБДД Скидка 50%

Проверяем информацию о штрафах,
пожалуйста, подождите несколько секунд

Особенности штрафа за проезд под «кирпич» в 2021 году

Как выглядит знак. «Въезд запрещен» — это красный круг с белым прямоугольником. Из-за этого прямоугольника знак прозвали «кирпич».

Это знак 3.1 в правилах дорожного движения. Водители называют его просто «кирпич»

Иногда знак дополняют табличками:

  • времени действия — по определенным дням или часам, например по будням с 8 до 17 часов. Это значит, что в указанное время заезжать под знак запрещено.
  • со стрелкой вниз — она указывает на полосу, по которой нельзя ехать.

Табличка означает, что знак действует в выходные дни с 8:00 до 17:30

Стрелка указывает, что знак действует в конкретной полосе

В каких местах на дороге ставят знак. Такой знак стоит при въезде:

  • на полосу со встречным движением;
  • на полосу для маршрутного транспорта;
  • в зону погрузки и разгрузки крупных предприятий;
  • в жилой сектор рядом с детскими площадками и пешеходными зонами.

Кто фиксирует нарушение. Это может быть инспектор ГИБДД или дорожная камера. Знак может сопровождаться табличкой «видеофиксация». Это значит, что проезд под знак фиксирует камера и водитель автоматически получает штраф.

Если вы поздно заметили знак и думаете, что могли получить штраф за проезд под «кирпич» на камеру — проверьте это на « Штрафах ГИБДД ».

Какие виды штрафов предусмотрены

НарушениеШтрафСтатья КоАП
Выезд на встречку на односторонней дороге5000 руб. или лишение прав до полугода12.16
Повторный выезд на встречку за год5000 руб. — с камеры, лишние на год — от инспектора12.16
Въезд на закрытую территорию500 руб.12.16
Въезд во двор500 руб.12.16
Выезд или остановка на автобусной полосе3000 руб. в Москве и Петербурге, 1500 — в регионах12.17
Выезд на встречку на односторонней дороге
Штраф5000 руб. или лишение прав до полугода
Статья КоАП12.16
Повторный выезд на встречку за год
Штраф5000 руб. — с камеры, лишние на год — от инспектора
Статья КоАП12.16
Въезд на закрытую территорию
Штраф500 руб.
Статья КоАП12.16
Въезд во двор
Штраф500 руб.
Статья КоАП12.16
Выезд или остановка на автобусной полосе
Штраф3000 руб. в Москве и Петербурге, 1500 — в регионах
Статья КоАП12.17

Лишат ли водителя прав или только оштрафуют, зависит от решения суда, а при повторном нарушении — от способа фиксации. Когда нарушение фиксирует камера, прав по закону лишить не могут.

Камера видит только госномер, а кто за рулем — она не различает. Не факт, что это водитель. Например, это может быть человек без прав, которому хозяин дал машину покататься. Если же водителя поймал инспектор, он видит всю картину: госномер авто и реального виновника. Доказывать, что за рулем был именно собственник машины, не нужно.

В каких случаях проезд разрешен

Для общественного транспорта. Знак не действует только для маршрутного транспорта. Всем остальным ехать запрещено.

В определенное время. Если под знаком «Въезд запрещен» висит табличка с временем действия, например, только в рабочие дни — в остальное время проезд разрешен и штрафа не будет.

Въезд ограничен на часть полос. Об этом говорит дополнительная табличка со стрелкой на закрытую полосу. При этом остальные полосы для проезда открыты.

Как обжаловать штраф за проезд под «кирпич»

Порядок обжалования. Закон дает 10 дней на обжалование штрафа с момента постановления. Дату решения можно посмотреть на самом документе, если письмо от ГИБДД пришло по почте.

Чтобы не ходить на почту и не стоять в очереди, проверьте дату на сайте «Штрафы ГИБДД»:

Если штраф есть, дата будет над названием штрафа

Что писать в жалобе. В документе укажите:

должность и имя руководителя отдела ГИБДД — указано в постановлении;

паспортные данные заявителя и телефон;

суть жалобы — обстоятельства и доводы для отмены решения;

список дополнительных документов — копии постановления и документов на машину.

Образец жалобы. Скачайте пример , поменяйте данные и отправьте в ГИБДД.

Это жалоба на штраф с камеры. ЦАФАП — это центр приема и обработки записей с камер

Могут ли лишить прав за проезд под «кирпич»

Да, если водитель выехал на полосу односторонней дороги со встречным движением.

Решение о лишении прав принимает судья — инспектор ГИБДД может только посмотреть историю нарушений. Инспектор направит дело в суд. Судья учтет все предыдущие нарушения водителя, его показания и примет решение.

Водитель на суде может рассказать то, что сотрудник ГИБДД не учел при просмотре фото- и видеоматериалов. Это может быть плохая видимость из-за погодных условий или тот факт, что знак вообще лежал на земле.

T-Fest — Скандал

Новости от зайчат

Новости от ZaycevNews

Другие треки этого исполнителя

Сборники

Популярные треки
  • INSTASAMKA — LIPSI HA
  • INSTASAMKA — Juicy
  • DEAD BLONDE — Мальчик на девятке
  • Luxor — Кайфуй (Remix by Nikita Goryachikh)
  • INSTASAMKA — LABADA
  • Кобяков — Пушка
  • INSTASAMKA, MONEYKEN — ЖОПА ДЖУСИ
  • Нурминский — Валим
  • OMELONI — Симпл Димпл
  • Турбомода — Каникулы
  • ХАБИБ — Дискотека
  • MIA BOYKA — БЕГУ ПО ТРОПИНКЕ
  • Rauf & Faik, NILETTO — Если тебе будет грустно
  • Нурминский — За 105 двор
  • DEAD BLONDE — Бесприданница
  • Макс Барских — Займёмся любовью
  • Руки Вверх — Когда мы были молодыми
  • Alex&Rus — Дикая львица
  • T-killah, Matara — Люби меня люби
  • Rakhim — Синий Lamborghini
Rolling Stones отказались от хита из-за критики

Участники The Rolling Stones Мик Джаггер и Кит Ричардс перестали исполнять трек «Brown Sugar» из-за критики в адрес текста композиции — якобы в песне оправдывается рабство и сексуальное насилие, сообщает New Chant.

«C Золотого берега корабль везет рабов к сборищу темнокожих людей, Продаваемых на рынке в Новом Орлеане. Старый уродливый рабовладелец знает, что дела у него в порядке, Можно услышать, как он хлещет женщин около полуночи. Коричневый сахар, как у тебя получается приносить такое удовольствие? Коричневый сахар, как и следует молоденькой девушке. «, — строчки из «Brown Sugar», подвергаемые критике.

Кит Ричардс уже высказывал недовольство сложившейся ситуацией, поскольку, согласно задумке, текст песни представляет собой гротескную историю о рабстве и сексуальном насилии.

Несмотря на это в более поздних версиях «Brown Sugar» словосочетание «черная девушка» было изменено на «молоденькая девушка».

Отметим, что созданный в 1969 году «Brown Sugar» возглавлял альбом «Sticky Fingers» и много лет являлся неотъемлемой частью концертов The Rolling Stones. Трек входит в число одних из самых узнаваемых песен в истории группы — это второй трек по частоте исполнения после «Jumpin’ Jack Flash» (данные журнала Rolling Stone).

Последний раз рок-группа исполняла «Brown Sugar» в 2019 году.

Ранее Rolling Stones поделились неизданным треком «Troubles A’ Comin», который войдет в переиздание альбома»Tattoo You». Подробности читайте на ZAYCEV.NEWS.

© ООО «ЗАЙЦЕВ.НЕТ», 2004-2021
Средство массовой коммуникации «ZAYCEV.NET».
Выходные данные

125315, г. Москва, ул. Лизы Чайкиной 6
+7 (985) 211-85-11 По общим вопросам:
admin@zaycev.net По вопросам взаимодействия с Правообладателями
e-mail: legal@zaycev.net подписаться на нас:

Камень на камень, кирпич на кирпич.


Я до сих пор не знаю откуда, как и через кого в нашу деревенскую глушь попали эти стишки. Мне тогда было лет семь, я ходил в 1-й класс, а на перемене рубил чёткие и простые фразы, декламируя вслед за кем-то:
Камень на камень, кирпич на кирпич —
Умер наш Ленин Владимир Ильич.
Жалко рабочему, жалко и мне:
Доброе сердце зарыто в земле.

Кому-то, наверное, это покажется странным, но на днях я взялся заново перечитывать двухтомник Доры Штурман «О вождях российского коммунизма». Книга, естественно, открывается большим очерком о Ленине: «Победа и крушение Ленина» и именно с его последних дней. Вот тут-то мне на память и пришли детские стишки про «камень на камень, кирпич на кирпич. » Мне показалось любопытным отыскать автора этих строк, если такой известен.

Не сразу, но нашёл ссылку, что это строки из «ленинианы» Маргариты Ильиничны Симонович-Шор-Ивенсен. Однако самого стихотворения в полном его объёме не нашёл, поисковик в интернете постоянно выводит на очередную пародию, коих оказывается пруд пруди, начинающихся с этих строк. Но зато почитал её стихи 30-х годов о грядущей войне в коллективном сборнике рассказов и стихов «Танк смерти». А также обнаружил краткую биографию автора строк «Камень на камень, кирпич на кирпич. «:

«Маргарита Ильинична Ивенсен (Шор-Ивенсен, урожденная Симонович; 15 июня 1903 г., Москва — 8 июля 1977 г., Москва) — русский поэт, детский писатель и переводчик. Отец Маргариты, Илья Симонович, тоже коренной москвич, был сыном купца 1-гильдии Адольфа Симоновича, его мать, урожденная Гиршман, родная сестра Владимира Иосифовича Гиршмана, фабриканта, мецената, собирателя произведений русской живописи и прикладного искусства. Маргарита — внучатая племянница Владимира Гиршмана, увековеченного известным портретом Валентина Серова. В 1902 г. Илья Симонович женился на Луизе Ивановне (Яновне) Паулин — рижанке из семьи столяра-краснодеревца. Корни семьи были крестьянские. Жили скромно, отец Маргариты был коммивояжером, а после 17-го года работал в разных учреждениях бухгалтером. Но он любил и знал изобразительное искусство, покупал для дочери книги и художественные альбомы. Маргарита окончила гимназию (Головачевская гимназия в Москве), хорошо рисовала, с самого раннего возраста писала стихи. В 1922 году она поступила на частные курсы Александра Германовича Шора, где живопись преподавал Илья Машков. Здесь познакомилась она с основателем и директором курсов А.Г. Шором и вскоре вышла за него замуж. В 1924 г. родилась старшая дочь Агда, в 1926 — младшая Гедда. После рождения дочерей Маргарите Шор пришлось бросить регулярные занятия живописью. С тридцатых годов она начала печататься, реализовав себя в детской поэзии. Первая книжечка стихов «Нас много» с иллюстрациями художника Брея вышла в 1931 г. Секцией детской поэзии в Союзе писателей в те годы руководил Самуил Маршак. В 1934 году М.И. Шор вступила в Союз Советских Писателей. Она взяла псевдоним — Маргарита Ивенсен, и с этим именем вошла в детскую литературу«.
(Источник: https://www.geni.com/people/%D0%9C%D0%B0%D1%80%D0%B3%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%B0-%D0%A8%D0%BE%D1%80-%D0%98%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%B5%D0%BD/6000000033114288102)

Но вернусь к Доре Моисеевне Штурман и к её «Победе и крушению Ленина». В отличие от многих чрезвычайно ангажированных авторов она всё-таки пыталась писать непредвзято, без излишних эмоциональных оценок раскрыть тему. Но, тем не менее, и у неё проскальзывают, например, такие оценки того же Сталина, как «начальника режима» семьи Ульяновых. Это когда Политбюро назначило Генерального секретаря ответственным за выполнение всех предписаний лечащих врачей. Ленин у неё опять-таки «загнанный» и «чувствует весь ужас перечёркнутости своих личных прав». А постановление Политбюро, разрешающего Ленину работать в день по 5-10 минут, по мнению Доры Моисеевны, вообще издёвка.

О последнем периоде жизни В.И.Ленина написано очень много. Наиболее обильными были публикации периода так называемой «перестройки», когда печатные издания соревновались в противопоставлении хорошего, доброго Ленина и плохого, злого Сталина. Кстати, и двухтомник Доры Штурман из тех времён. Авторское предисловие моего издания помечено 1992 годом. Тогда, по-моему, успели подсуетиться все: и Коротич с «Огоньком», и Михаил Шатров, настоящая фамилия Маршак (любопытная деталь: тётя Михаила Шатрова/Маршака — Нина Семёновна Маршак (1884—1938) — первым браком была замужем за руководителем Коминтерна Осипом Пятницким, вторым браком — за Предселателем Совнаркома РСФСР и Совнаркома СССР Алексеем Рыковым), с пьесами «Диктатура совести» (1986), «Брестский мир» (1987), «Дальше… дальше… дальше!» (1988), и Анатолий Рыбаков, настоящая фамилия Аронов, с романами «Тяжёлый песок» и «Дети Арбата». А фигур объёмом поменьше и талантом пожиже вообще не перечесть.

Эти последние ленинские статьи и письма были широко известны ещё в 70-е годы, когда я в бытность студентом университета конспектировал их по: 1) истории КПСС; 2) политической экономии; 3) марксистско-ленинской философии; 4) научному коммунизму. До сих пор могу цитировать отдельные места из этого «ленинского наследия». Работы чрезвычайно известные с такими не совсем понятными названиями «Как нам реорганизовать Рабкрин», «Лучше меньше, да лучше» и т.д. и т.п. Кстати, действительно при жизни В.И.Ленина большинство из них не было опубликовано. И это не удивительно. А чему собственно удивляться? У вождя к моменту их написания или диктовки не просто случился инсульт, а случился на фоне тяжелейшего органического поражения головного мозга. Буквально где-то через три месяца Ленин стал невменяемым.

В отличие от всех этих Коротичей, Шатровых/Маршаков, Рыбаковых/Ароновых, Штурман и иже с ними, писавших о том, как злой Сталин препятствовал работе мысли гениального вождя, члены Политбюро прекрасно понимали, что происходит с Лениным. Поэтому Юрий Пятаков в 1928 году, тщательно подбирая выражения, оценил ленинские работы последнего периода как «неудачные». Странно, но почему-то никто из современных защитников Ленина не обратил внимание что перед ними не запертый в клетку пленник, а совершенно больной человек. Вот скажите, пожалуйста, это поведение нормального человека?

Из рассказа ленинского секретаря М.А.Володичевой: «Все статьи и документы, продиктованные В.И.Лениным за период времени с декабря 1922 года (20-е числа) до начала марта 1923 года, переписывались по желанию В.И.Ленина в пяти экземплярах, из которых один он просил оставлять для него (для передачи в газету «Правда» — А.Б.), три экземпляра — Надежде Константиновне и один — в свой секретариат (строго секретно). Экземпляр, посылаемый в «Правду» . передавался Марии Ильиничне«. Мария Ильинична была одним из редакторов «Правды». Кто-нибудь мне объяснит, что-нибудь вразумительное о «строгой секретности» экземпляра для секретариата и трёх экземпляров для Крупской. Эти экземпляры по требованию Ленина запечатывались в конвертах сургучной печатью и должны были подписаны, что вскрыть их может только В.И.Ленин, а после его смерти Надежда Константиновна. Напомню, что одновременно с этими мерами по обеспечению сверсекретности написанного, первый экземпляр свободно ходит по рукам в редакционных кабинетах «Правды».

Я хорошо помню, как в годы горбачёвской «перестройки» дружный хор звал всю страну: «Назад к Ленину!» К Ленину сургучных печатей на конвертах? Воссоздавать Рабкрин? С чего начинали кооперативное движение? Правильно. Апеллируя к ленинской статье «О кооперации«. Те самые кооперативы, с которых началось растаскивание и разворовывание советской экономики. Я смело могу утверждать, что Михаил Сергеевич, вслед за созданием кооперативов приступая к реконструкции Советского Союза, в качестве инструкции использовал ещё одну из последних работ Владимира Ильича: «К вопросу о национальностях или об автономизации«. Результат сегодня всем известен.

Камень на камень, кирпич на кирпич —
Умер наш Ленин Владимир Ильич.
Жалко рабочему, жалко и мне:
Доброе сердце зарыто в земле.

Стоп! Последний пункт до сих пор не выполнен. Предполагаю, что в 2024 году Владимир Владимирович обязательно, как раз под окончание своего президентского срока, поступит по-человечески: захоронит Владимира Ильича Ленина в земле.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector