Alsatelecom.ru

Стройматериалы
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Скороговорки на букву; Ш

Скороговорки на букву «Ш»

В ночной тиши у камыша
Чуть слышен шорох камыша.

У Сашки в кармашке шишки да шашки.

* * *
В шалаше шесть шалунов.

Тимошка Трошке крошит в окрошку крошки.

* * *
Тимошкина шавка тявкнула на Пашку,
Бьет Пашка шапкой Тимошкину шавку.

* * *
У крошки матрешки пропали сережки,
Сережки Сережка нашел на дорожке.

* * *
У Маши мошка в каше,
Что делать нашей Маше?
Сложила кашу в плошку,
И накормила кошку.

* * *
У Прошки с плошкой вышла оплошка —
Плошку Прошка перевернул.

Пушка лапой уши мыла
На скамейке у окошка,
Пушка моется без мыла,
потому что Пушка . (кошка)

На окошке крошку мошку
Ловко ловит лапой кошка.

* * *
Кошка крошка на окошке
Кашку кушала по крошке.

Прилетел сердитый шмель,
Попыхтел сердитый шмель,
И сказал сердитый шмель:
— Приштавать ко мне не шмей!

Нашей Маше дали манную кашу.
Маше каша надоела,
Маша кашу не доела,
Маша, кашу доедай,
Маме не надоедай!

Яшма в замше замшела.

Мамаша Ромаше дала сыворотку из-под простокваши.

Парус наш на совесть сшит,
Нас и шторм не устрашит.

Шакал шагал, шакал скакал.

* * *
Простоквашу дали Клаше.
Недовольна Клаша:
«Нехочу я простоквашу, дайте просто кашу».

Шел Шишига по шоссе,
Шел шурша штанами.
Шаг шагнет, шепнет: «Ошибка»,
Шевельнет ушами.

«Съешь меня» – вопрошает вишня,
Страшась быть выброшенной лишняя.

Милости прошу к нашему шалашу: я пирогов покрошу и откушать попрошу.

Мышки сушек насушили,
Мышки мышек пригласили.
Мышки сушки кушать стали
Зубы сразу же сломали.

Шелест шелестит листвой.
Шепот шепчется с травой.
Тишь затихла в тишине.
«Тише, тише. «, — слышно мне.

Саша шапкой по ошибке шишку сшиб.

* * *
Лишь завидит свой кишлак,
Ускоряет шаг ишак.
Не спеши ишак в кишлак,
Упадешь с горы в овраг.

У Мaши нa кapмaшке мaки и pомaшки.

Кукушка кукушонку купила капюшон.
Надел кукушонок капюшон.
Как в капюшоне он смешон.

Саша шустро сушит сушки.
Сушек высушил штук шесть.
И смешно спешат старушки
Сушек Сашиных поесть

Наши мыши ваших тише:
Не шуршат по погребам.
К вам не ходят наши мыши —
Не пускайте ваших к нам.

Даже шею, даже уши
Ты испачкал в черной туши.
Становись скорей под душ.
Смой с ушей под душем тушь.
Смой и с шеи тушь под душем.
После душа вытрись суше.
Шею суше, суше уши,
И не пачкай больше уши.

* * *
Лопоухий лопушок вышел в дождик на лужок,
И промокших, и продрогших, пробегающих прохожих
Под листок собрал в кружок.

Наша компашка — Пашкин папашка, Пашкина мамашка и сам Пашка

У щучки чешуйки, у чушки щетинки.

* * *
Шесть мышак в камыше шуршат.

* * *
Дали Клаше каши с простоквашей,
Ела Клаша кашу с простоквашей.

По ремешку, по бревешку боком проведу кобылку.

Тимошка Трошке крошит в окрошку крошки.

* * *
Из-под кислого молока, из-под простокваши
У Маши сыворотка в каше.

* * *
Шильце, мыльце, кривое веретенце,
Шелковое полотенце —
на полотенце под дверцей.

* * *
Шли сорок мышей, Несли сорок грошей,
Две мыши поплоше, несли по два гроша.

* * *
На опушке в избушке
Живут старушки-болтушки.
У каждой старушки лукошко,
В каждом лукошке кошка,
Кошки в лукошках шьют старушкам сапожки.

* * *
Шли сорок мышей, несли сорок грошей,
Две мышки поплоше несли по два гроша.

* * *
Хоть щука и востра,
Да не сьъешь ерша с хвоста,
На ерша хороша верша.

Саша шапкой шишки сшиб.
Сшила Саша Саньке шапку.

* * *
Алеша Ульяне
Сигнал подает.
Ульяна слышит —
Алешу найдет.

У Еремы и Фомы кушаки —
во всю спину широки,
колпаки переколпачены, новы,
да шлык хорошо сшит,
шитым бархатом покрыт.

* * *
Слушали старушки, как куковала кукушка на опушке.

* * *
Слышен шорох в камышах,
От него шумит в ушах,
Сто бесстаршных лягушат
Цаплю шепотом страшат.

Шестнадцать шли мышей
и шесть нашли грошей,
а мыши, что поплоше,
шумливо шарят гроши.

* * *
Мышонку шепчет мышь:
«Ты все шуршишь, не спишь».
Мышонок шепчет мыши:
«Шуршать я буду тише».

Встретил жук в одном лесу
Симпатичную осу:
-Ах, какая модница!
Пожвольте пожнакомиться.

-Увазаемый прохозый,
Ну на сто з это похозе!
Вы не представляете,
Как вы сепелявите.-
И красавица оса
Улетела в небеса.
-Шранная гражданка.
Наверно, иноштранка.
Жук с досады кренделями
По поляне носится:
-Это ж надо было так
Опроштоволоситься!
Как бы вновь не окажаться
В положении таком?
Нужно шрочно жаниматься
ИноШтранным яЖыком.

В тишине лесной глуши
Шепот к Шороху спешит.
Шепот к Шороху спешит.
Шепот по лесу шуршит.
— Ты куда?
— К тебе лечу.
Дай на ушко пошепчу:
Шу-шу-шу да ши-ши-ши,
Тише, Шорох, не шурши,
Навостри-ка уши —
Тишину послушай.
Слышишь?
— Слышу.
-Что ты слышишь?
-Шебаршатся где-то мыши,
Под кореньями шуршат —
Дружно шишку шелушат.
-Тише, Шорох, не дыши.
Слышишь, стихли камыши?
Слышишь?
-Слышу
По болоту
Вышли цапли на охоту.
Цапли ужинать спешат,
ищут, ищут лягушат.
-Слышишь?
-Слышу.
Две букашки
Спать устроились в ромашке,
Под простынку влезть хотят,
Лепестками шелестят.
«Звинь-звинь-звинь!»-
А это Шмель
Прошмыгнул и сел на ель.
У Пчелы-портнихи Шмель
Шьет хорошую шинель.
Он вернется с этой ели
В новой шелковой шинели
С медной шашкой,
В звонких шпорах —
И учится в вышину.
-Что еще ты слышишь, Шорох:
-Тише.
Слышу
Тишину.

Читайте так же:
Нужна ли грунтовка для забора

По шоссейке шпарит ловко громыхает по грунтовке

Наш класс выходит на осеннюю экскурсию. Мы идём по дорожке к решётке парка и собираем листья для коллекции. Кирилл и Илья ловко перелезают через решётку. Они испачкались краской. Мы проходим через узкую калитку и попадаем на большую площадку. От неё отходят тропки. Они покрыты опавшими листьями. Мягкая травка ещё не пожелтела. Но уже не слышно жужжания насекомых. Анна и Римма прячутся за низкой берёзкой. Денис долго ищет девочек. (68)

Утром были заморозки. Мрачные тучи скользят низко над землёй. На улице дует резкий ветер. Наша кошка скребётся лапкой в дверь, царапает краску когтями. Ей надоело гулять. Она ложится на подушку в маленькой комнатке и засыпает. Я надеваю шерстяную рубашку и безрукавку. Выхожу во двор. Я сажусь на лавку, ем орешки, бросаю скорлупки на грядку. (54)

Сегодня плохая погода. Резкий осенний ветер гонит листву по дорожкам и тропкам. У нас на участке идёт закладка удобрений в почву. Разве это лёгкая работа? Здесь не нужна спешка. Я уже аккуратно вскопал полоску земли на грядке. Дедушка берёт узкую лопатку и насыпает удобрение в канавку. Потом следует посев семян. Они перезимуют под снежком. (54)

Сегодня с утра хорошая погода. Пташки весело поют. Дед Егор Кузьмич вышел из сторожки сделать зарядку. Он встал на большой площадке и начал делать резкие наклоны. На территории леска лежали охапки листвы. Берёзки на опушке почти облетели. Дед побежал по узкой тропке к остаткам бывшей беседки. Он любит пробежки. Дорожку прыжками пересекла лягушка. Вон болотце среди редких дубков. (58)

Осенним утром я вышел на площадку перед домом сделать зарядку. Я делал резкие наклоны, низкие приседания, высокие прыжки. На соседнем участке соседка копала грядки. В руках у неё была лопатка. Она обратилась ко мне с просьбой. Надо перевезти на тележке несколько мешков картошки. После пробежки я помог соседке. Она дала мне пять вкусных пирожков. (54)

Утром в субботу Анна выглянула в окошко. Резкий ветер гонит листья и бумажки. На ветках трепещут остатки листвы. Мошки и букашки давно спрятались. На берёзках и липках во дворе сидят редкие пташки. На дорожке появилась робкая кошка с серой шёрсткой. Анна вынесла молоко в миске и жидкую кашку на блюдце. (50)

Стояла хорошая осенняя погода. Под куртку я надел рубашку и безрукавку. Я вошёл в беседку, сел на лавку, открыл книжку и тетрадку. Я выписывал отрывки из книжки, аккуратно вкладывал в неё закладки. Группа лёгких белых облачков сменилась низкими тучами. Подул резкий ветер. Мне стало зябко. Я пошёл по дорожке к дому. По дороге я нашёл красивый жёлудь. Удачная находка для моей коллекции! (62)

Мы с младшей сестрой шли по дорожке к близкой опушке. Она сгребала сапожками листву. Дул резкий холодный ветер. На сестре были шапка и варежки. Потом малышка стала ловко бросать щепки и шишки. Давай, устроим короткую пробежку до той площадки! В глазках девочки стоят слёзки от ветра, но на губках улыбка. (50)

Начался листопад. Листва покрыла дорожки и тропки. Робкие мышки шуршат в траве. Вот под липкой появился скользкий уж. Он хотел проползти через овраг к близкому болотцу. Резкий ветер гнёт гибкие ветки. Пташка с цепкими коготками добралась до дупла большого дуба. Она смотрит вниз. Ловкая кошка с узкими глазками глядит на неё. Резкий стук отвлекает кошку. Это шишка упала на гладкий пенёк. (61)

Мы вышли в осенний лес. Наш путь лежит вниз по аллее через парк, через овраг к соседнему пастбищу. На опушке нас встречает большой дуб. Я подбираю гладкий скользкий жёлудь. В овраге растут низкие липки и берёзки. Мы слышим аромат трав. Раздался резкий хруст. Это Денис случайно сломал ветку. Он поднял её и сделал гибкий прут. Стал накрапывать редкий дождь. Каждый из нас открыл зонт. (64)

На территории нашего участка есть несколько грядок. Погожим субботним деньком мы взяли лопатки и стали собирать урожай. Вот редька с морковкой. Как удалась сладкая репка! А вон редиска. На этой грядке летом росла густая петрушка. Робкая пичужка глядит на нас с низкой ветки. Наш пёс Барбос лает на пташку. Я ласкаю его гладкую шёрстку. (54)

Листопад подошёл к концу. Осенние краски поблёкли. На гладкой дорожке лежат скользкие листья. Гибкие низкие ветки мешают нам пройти к беседке. А вот и пруд. Утренние заморозки сковали его хрупким ледком. На островке стоит берёзка без листьев. На бережке лежит старая лодка. Идёт редкий дождь. Слышится лёгкий стук капель. (49)

Близко осенние заморозки. Пора собирать урожай. Дедушка позвал нас в огород. Денис набрал на грядке горстку сладкого горошка. Я сорвал репку и редьку. Маша взяла себе морковку. Тут в узкой канавке между грядками мелькнула робкая мышка. А вот лёгкая пичужка прыжками проскакала по тропке. Пташка взмахнула крылышками и ловко села на низкую ветку. (53)

Читайте так же:
Первое грунт или шпатлевка

Сегодня с утра были заморозки. Редкий дождь легко стучал по голым веткам. Я должен отнести лукошко с пирожками и картошкой деду в сторожку. Я пошёл по дорожке к леску. Потом перешёл топкое болотце по узким доскам. Вязкая жидкая трясина уже покрылась хрупким ледком. Вот ветхий мост через овраг, а за ним опушка. Оттуда близко и до сторожки. (57)

Ранней осенью, в субботний денёк пошли мы в лес. Я собирал сыроежки и другие грибки в лукошко. Младшая сестра нашла сладкие ягодки. Пёс Амур катался и бегал по мягкой травке. Было весело смотреть на его ловкие прыжки. Навстречу нам по дорожке сторож вёз на тележке мешки с картошкой. Вот и опушка. Под дубками есть болотце с лягушками. Квакушки ловят редких в эту пору насекомых. Мошки и букашки попадают лягушкам в рот на обед. (73)

Ночью был дождь. Дорожки и тропки стали вязкими. Жидкую грязь покрывают скользкие листья. Редкие пташки собирают крошки во дворе. Исчезли мошки и букашки. Из низкой беседки вышла кошка с узкими глазками и чуткими ушками. Она хочет аккуратно подползти к пичужкам. Робкие пташки взмахнули крылышками и перелетели на низкие ветки. (49)

Я с друзьями и младшим братишкой играю в прятки в осеннем лесу. Илья у ветхой лавки на площадке считает до ста. Денис прячется в низкой беседке. Я залез на берёзку. Мой брат Миша сел за кучкой листьев. Антон встал за маленькой липкой. Кирилл убежал по тропке к овражку. Олег влез на дуб с большим дуплом. (55)

Моя младшая сестра Катя сидела в беседке. Она читала книжку со сказками. Но вот подул резкий осенний ветер. Кате стало зябко. Она вложила закладку и пошла по аллее к дому. На детской площадке было скользко. Вот ловкая кошка прыжками пересекла тропку. Она ловила пташек. Но они перелетели на низкие ветки берёзки. (51)

Группа ребят из нашего класса вышла на экскурсию. Как красив осенний лес! Чудесная яркая листва лежит на желтеющей травке. На ветках ещё остались цветные рубашки. Мы обходим близкий пруд и идём к опушке. Дождь оставил жидкую грязь на дорожках и тропках. На скользких листьях остаётся след от ног. А вот и дубки вокруг ветхой беседки. Эти деревца младше её. (59)

Заяц залез в огород за морковкой. Потом он сел под куст и стал грызть кочерыжку. Вдруг из утреннего тумана появился пёс Пушок. Заяц прошмыгнул сквозь гибкие ветки. Ему удалось проползти под низкой решёткой и добежать до близкого леска. Пёс побежал за ним по скользкой тропке через овраг. На опушке у дубка заяц остановился. Пёс потерял след на дне овражка. (59)

Соседская кошка Мурка пробралась сквозь гибкие ветки орешника на наш участок. Она хотела заползти в узкую канавку между грядками с морковкой и подкараулить пташку. У кошки чудесная гладкая шёрстка, чуткие ушки и узкие зоркие глазки. Ловким прыжком бросится хищник на робкую пичужку. Выпустит цепкие когти. Схватит острыми зубками лёгкие крылышки. Нет, не бывать этому! Мы прогоняем кошку. (57)

Соседка Анна Кирилловна лёгкой походкой прошла через сад к ветхой беседке. Мой дед Илья Геннадьевич сидел там и читал книжку. Раздался резкий стук. Дед положил в книжку закладку и встал с лавки. Он был рад приходу соседки. Они стали гулять по скользкой после дождя аллее. Анна Кирилловна рассказывала Илье Геннадьевичу о своей работе. (53)

Я перешёл по узкой доске топкое болотце и углубился в лес. Летом в лесу были мошки, букашки, на ветках чирикали пичужки. Сейчас мошек нет, пташек мало. Осенние заморозки сделали жидкую грязь на дорожках вязкой. Пруд у опушки покрыт хрупким ледком. В ветхой сторожке сторож топит печку. У крылечка стоит целая тележка дров. (52)

По берегу озерца полз молодой рачок. Он случайно вылез из воды и хотел домой. Большой пёс Дружок высмотрел его, подбежал и начал лаять. Но он боялся схватить рачка зубками. Рачок, наконец, дополз до воды. Замолчал Дружок. Он побежал ловить пятнистых бабочек на полянке. Вот красивая бабочка села на пенёк. Пёс прыгнул вперёд. Щелчок! Но бабочка улетела невредимая. (57)

Большой молодой медведь бродил по лесу. Он искал малину. Под ногами у него лежала густая трава и корневища. Попадались гнилые пеньки и поваленные стволы деревьев. Лесные цветы виднелись среди травы. Бабочки красиво перелетали с цветка на цветок. Над верхушками деревьев синели небеса. В просвете древесных стволов виднелась поляна. Медведь спустился в низину к роднику. Мохнатому зверю захотелось попить. Вот на берегу озерца малинник. (63)

Скороговорки на букву Ш

Даже шею, даже уши ты испачкал в черной туши. Становись скорей под душ, смой с ушей под душем тушь. Смой и с шеи тушь под душем, после душа вытрись суше. Шею суше, суше уши, и не пачкай больше уши.

Читайте так же:
Норма расхода грунтовки по стенам

С мышами во ржи подружились ежи.
Ушли в камыши — и во ржи не души.

На крыше у Шуры жил журавль Жура.
Жил журавль Жура на крыше у Шуры.

Летят три пичужки, через три пустых избушки.

Ишак в кишлак дрова возил, ишак дрова в траву свалил.

Испекла Иришка куклам по коврижке, нравятся коврижки Гришке и Маришке.

Ваша Парашка, а на ней наша рубашка.

Сшила Саша Саше шапку.

Саша шустро сушит сушки,
Саша высушил штук шесть.
И смешно спешат старушки
Сушек Сашиных поесть.

Сшила Саша Сашке шапку,
Сашка шапкой шишку сшиб.

У Сашки в кармашке шишки и шашки.

Шапка да шубка — вот наш Мишутка.

У Любаши — шляпка, у Полюшки — плюшка,
У Павлушки — шлюпка, у Илюшки – клюшка.

Наш шахматист вашего шахматиста Перешахматит, перевышахматит.

Маша под душем моет шею и уши.

Маша шила для мартышки
Шубу, шапку и штанишки.

На окошке крошку-мошку ловко ловит лапой кошка.

Кукушка купила ушат,
Решила купать кукушат.

У Ивашки — рубашка, у рубашки — кармашки,
Кармашки — у рубашки, рубашка — у Ивашки.

Тимошка Прошке крошит в окрошку крошки.

Змея шипит, а жук жужжит.

В шалаше шуршит шелками желтый дервиш из Алжира и, жонглируя ножами, штуку кушает инжира.

Во дворе четыре Сашки на траве играли в шашки.

Яшма в замше замшела.

Шесть мышат в камышах шуршат.

Шла Саша по шоссе и сосала сушку.

Шла Саша по шоссе,
Несла сушку на шесте.

Шакал шагал, шакал скакал.

Шёл спуск пушек с сопок и со скал.

Шестнадцать шли мышей и шесть нашли грошей, а мыши, что поплоше, шумливо шарят гроши.

Шли сорок мышей и шесть нашли грошей, а мыши, что поплоше, нашли по два гроша.

Шли сорок мышей, нашли сорок грошей; две мыши поплоше несли по два гроша.

Милости прошу к нашему шалашу: я пирогов покрошу и откушать попрошу.

У Маши мошка в каше,
Что делать нашей Маше?
Сложила кашу в плошку,
И накормила кошку.

Дали Клаше каши с простоквашей, ела Клаша кашу с простоквашей.

Нашей Маше дали манную кашу.
Маше каша надоела,
Маша кашу не доела,
Маша, кашу доедай,
Маме не надоедай!

На опушке в избушке
живут старушки-болтушки.
У каждой старушки лукошко,
в каждом лукошке кошка,
кошки в лукошках шьют старушкам сапожки.

Мышонку шепчет мышь:
«Ты все шуршишь, не спишь».
Мышонок шепчет мыши:
«Шуршать я буду тише».

Лишь завидит свой кишлак,
Ускоряет шаг ишак.
Не спеши ишак в кишлак,
Упадешь с горы в овраг.

Слушали старушки, как куковала кукушка на опушке.

У Прошки с плошкой вышла оплошка —
Перевернул плошку Прошка.

Из-под кислого молока, из-под простокваши
У Маши сыворотка в каше.

Лопоухий лопушок вышел в дождик на лужок, и промокших, и продрогших, пробегающих прохожих под листок собрал в кружок.

Слышен шорох в камышах,
От него шумит в ушах,
Сто бесстаршных лягушат
Цаплю шепотом страшат.

Простоквашу дали Клаше.
Недовольна Клаша:
«Нехочу я простоквашу, дайте просто кашу».

Тимошкина шавка тявкнула на Пашку,
Бьет Пашка шапкой Тимошкину шавку.

Хоть щука и востра, да не съешь ерша с хвоста, на ерша хороша верша.

Алеша Ульяне сигнал подает. Ульяна слышит — Алешу найдет.

Парус наш на совесть сшит, нас и шторм не устрашит.

У крошки матрешки пропали сережки,
Сережки Сережка нашел на дорожке.

Наша река широка, как Ока, так, как Ока, широка наша река.

Наш Юда ест и без блюда. Наш Мирошка ест и без ложки.

Шли семеро стариков, говорили старики про горох.
Первый говорит: «Горох хорош!»
Второй говорит: «Горох хорош!»
Третий говорит: «Горох хорош!»
Четвёртый говорит: «Горох хорош!»
Пятый говорит: «Горох хорош!»
Шестой говорит: «Горох хорош!»
Седьмой говорит: «Горох хорош!»

Шла с базара кошка, у кошки лукошко.

Метил в лукошко — попал в окошко.

Тише, мыши! Кот на крыше! Зашумите — он услышит!

Кошка на окошке шьёт рубашку для Ермошки.

В библиотеке погибли сказки про «крибле…»,
Мышки погрызли стишки про гризли!

У мышки-крошки в норушке крошки.

Дали Глаше простокваши, а у Глаши — каша.

Мамаша Ромаше дала сыворотки из-под простокваши.

В каше — мошка. Спешит, кошка, есть из плошки Кашу с мошкой.

Шепчет кошке петушок:
— Видишь пышный гребешок?
Шепчет кошка петушку
— Шаг шагнешь — и откушу!

Наша серая кошка сидела на крыше. А ваша серая кошка сидела ещё выше.

Кошка спит, а мышку видит.

Макар да кошка, комар да мошка.

Кошка лазает в окошко.

Шила в мешке не утаишь.

Шутил, да вышутил.

Пыхтит, как пышка, пухлый Мишка.

Наш Гришка не берёт лишка.

Не найду я ушки у нашей лягушки.

Времена шатки, береги шапки.

Я по камешкам пошёл, шубу шёлкову нашёл.

Луша у душа мыла шею и уши.

Шел Шишига по шоссе,
шел шурша штанами.
Шаг шагнет, шепнет: «Ошибка»,
шевельнет ушами.

Высшие эшелоны шествовали подшофе.

Связку сушек сушит Саша на суше.

Тесть любит честь, зять любит взять, а шурин глаза щурит.

Читайте так же:
Отличие грунтовки от автомобильной

На горе, на горушке стоит избушка.
В этой избушке живёт старик со старушкой.

Чайничек — с крышечкой, крышечка — с шишечкой, шишечка — с дырочкой, в дырочку пар идёт.
Пар идёт в дырочку, дырочка — на шишечке, шишечка — на крышечке, а крышечка — на чайничке.

Пять ребят живут в избушке, пять маслят — вблизи опушки.
У масляток — шапочки, у ребяток — тапочки.

ШИРОКОЗЕЛЕНОЛИСТЫЙ
Дуб дубовистый, широкозеленолистый.

Буква Ш купила шелк.
В шелке буква знает толк.
Шьет из шелка шорты, юбки,
Шапки, шали, даже шубки.

Шашки у Пашки, Шишки у Мишки.

Суши шубу Саша,
Пашина шуба, а не наша.

Наш шалаш из камыша
для мышонка- малыша.

В ночной тиши у шалаша
Чуть слышен шорох камыша

Шашки на столе
Шишки на сосне

Крошка в окрошку крошит картошку.

Шестнадцать шли мышей и шесть
нашли грошей,а мыши,что попроще,
шумливо шарят грошии.

Мышки сушек насушили,
Мышки мышек пригласили.
Мышки сушки кушать стали
Зубы сразу же сломали.

Паша Маше шапкой машет.

Хороши у бабушки пышки да оладушки.

Кукушка кукушонку купила капюшон.
Надел кукушонок капюшон.
Как в капюшоне он смешон!

На окошке крошку мошку
Ловко ловит лапой кошка.

Кошка крошка на окошке
Кашку кушала по крошке.

Даже шею, даже уши
Ты испачкал в черной туши.
Становись скорей под душ.
Смой с ушей под душем тушь.
Смой и с шеи тушь под душем.
После душа вытрись суше.
Шею суше, суше уши
И не пачкай больше уши.

Шелест шелестит листвой.
Шепот шепчется с травой.
Тишь затихла в тишине.
«Тише, тише…», — слышно мне.

У Мaши нa кapмaшке мaки и pомaшки.

  • 1
  • 2
  • Следующая

На этой странице собраны 130 интересных скороговорок на букву Ш. Буква Ш генерирует при произношении один из наиболее каверзных шипящих звуков, являющихся практически основой русского языка. Сложно назвать другой алфавит, обладающий подобной опорой на эту группу. Скороговорки позволят хорошо изучить комбинации, считающиеся камнем преткновения даже для тренированных дикторов, профессиональных актёров и суфлёров.

Кукла (сборник), стр. 14

Теленок взбрыкивал задом, пускался наутек. Гусь бежал следом, наступал лапами на обрывок веревки и кувыркался через голову. Некоторое время гусь лежал на спине, беспомощно перебирая лапами. Но потом, опомнившись и еще пуще разозлившись, долго гнался за теленком, выщипывая из ляжек клочья рыжей шерсти. Иногда бычок пробовал занять оборону. Он, широко расставляя передние копытца и пуча на гуся фиолетовые глаза, неумело и не очень уверенно мотал перед гусем лопоухой мордой. Но как только гусь поднимал вверх свои полутораметровые крылья, бычок не выдерживал и пускался наутек. Под конец теленок забился в непролазный лозняк и тоскливо замычал.

«То-то. » – загоготал на весь выпас Белый гусь, победно подергивая куцым хвостом.

Короче говоря, на лугу не прекращался гомон, устрашающее шипение и хлопанье крыльев, и Степкины гусята пугливо жались друг к другу и жалобно пищали, то и дело теряя из виду своего буйного папашу.

– Совсем замотал гусят, дурная твоя башка! – пробовал стыдить я Белого гуся.

«Эге! Эге! – неслось в ответ, и в реке подпрыгивали мальки. – Эге. » Мол, как бы не так!

– У нас тебя за такие штучки враз бы в милицию.

«Га-га-га-га…» – издевался надо мной гусь.

– Легкомысленная ты птица! А еще папаша! Нечего сказать, воспитываешь поколение…

Переругиваясь с гусем и поправляя размытую половодьем приваду, я и не заметил, как из-за леса наползла туча. Она росла, поднималась серо-синей тяжелой стеной, без просветов, без трещинки, и медленно и неотвратимо пожирала синеву неба. Вот туча краем накатилась на солнце. Ее кромка на мгновение сверкнула расплавленным свинцом. Но солнце не могло растопить всю тучу и бесследно исчезло в ее свинцовой утробе. Луг потемнел, будто в сумерки. Налетел вихрь, подхватил гусиные перья и, закружив, унес вверх.

Гуси перестали щипать траву, подняли головы.

Первые капли дождя полоснули по лопухам кувшинок. Сразу все вокруг зашумело, трава заходила сизыми волнами, лозняк вывернуло наизнанку.

Я едва успел набросить на себя плащ, как туча прорвалась и обрушилась холодным косым ливнем. Гуси, растопырив крылья, полегли в траву. Под ними спрятались выводки. По всему лугу были видны тревожно поднятые головы.

Вдруг по козырьку кепки что-то жестко стукнуло, тонким звоном отозвались велосипедные спицы, и к моим ногам скатилась белая горошина.

Я выглянул из-под плаща. По лугу волочились седые космы града. Исчезла деревня, пропал из виду недалекий лесок. Серое небо глухо шуршало, серая вода в реке шипела и пенилась. С треском лопались просеченные лопухи кувшинок.

Гуси замерли в траве, тревожно перекликались.

Белый гусь сидел, высоко вытянув шею. Град бил его по голове, гусь вздрагивал и прикрывал глаза. Когда особенно крупная градина попадала в темя, он сгибал шею и тряс головой. Потом снова выпрямлялся и все поглядывал на тучу, осторожно склонял голову набок. Под его широко раскинутыми крыльями тихо копошилась дюжина гусят.

Туча свирепствовала с нарастающей силой. Казалось, она, как мешок, распоролась вся, от края и до края. На тропинке в неудержимой пляске подпрыгивали, отскакивали, сталкивались белые ледяные горошины.

Читайте так же:
Нужен ли грунт после шпатлевки

Гуси не выдержали и побежали. Они бежали, полузачеркнутые серыми полосами, хлеставшими их наотмашь, гулко барабанил град по пригнутым спинам. То здесь, то там в траве, перемешанной с градом, мелькали взъерошенные головки гусят, слышался их жалобный призывный писк. Порой писк внезапно обрывался, и желтый «одуванчик», иссеченный градом, поникал в траву.

А гуси все бежали, пригибаясь к земле, тяжелыми глыбами падали с обрыва в воду и забивались под кусты лозняка и береговые обрезы. Вслед за ними мелкой галькой в реку сыпались малыши – те немногие, которые еще успели добежать. Я с головой закутался в плащ. К моим ногам скатывались уже не круглые горошины, а куски наспех обкатанного льда величиной с четвертинку пиленого сахара. Плащ плохо спасал, и куски льда больно секли меня по спине.

По тропинке с дробным топотом промчался теленок, стегнув по сапогам обрывком мокрой травы. В десяти шагах он уже скрылся из виду за серой завесой града.

Где-то кричал и бился запутавшийся в лозняке гусь, и все натужнее звякали спицы моего велосипеда.

Туча промчалась так же внезапно, как и набежала. Град в последний раз прострочил мою спину, поплясал по прибрежной отмели, и вот уже открылась на той стороне деревня, и в мокрое заречье, в ивняки и покосы запустило лучи проглянувшее солнце.

Под солнечными лучами белый, запорошенный луг на глазах темнел, оттаивал. Тропинка покрылась лужицами. В поваленной мокрой траве, будто в сетях, запутались иссеченные гусята. Они погибли почти все, так и не добежав до воды.

Луг, согретый солнцем, снова зазеленел. И только на его середине никак не растаивала белая кочка. Я подошел ближе. То был Белый гусь.

Он лежал, раскинув могучие крылья и вытянув по траве шею. Серый немигающий глаз глядел вслед улетавшей туче. По клюву из маленькой ноздри сбегала струйка крови.

Все двенадцать пушистых «одуванчиков», целые и невредимые, толкаясь и давя друг друга, высыпали наружу. Весело попискивая, они рассыпались по траве, подбирая уцелевшие градины. Один гусенок, с темной ленточкой на спине, неуклюже переставляя широкие кривые лапки, пытался взобраться на крыло гусака. Но всякий раз, не удержавшись, кубарем летел в траву.

Малыш сердился, нетерпеливо перебирал лапками и, выпутавшись из травинок, упрямо лез на крыло. Наконец гусенок вскарабкался на спину своего отца и замер. Он никогда не забирался так высоко.

Перед ним открылся удивительный мир, полный сверкающих трав и солнца.

Он объявился в том дворе перед самой войной, где-то года за полтора до ее начала.

По строгой мерке война – та, большая, всеохватная, от которой планета потом полыхнула, будто сухая копна сена от брошенного окурка, – занялась уже где-то в Польше. Но тогдашним пацанам, дворовым стратегам, этот немецкий окурок, брошенный в одинокое, ничейное польское остожье, тогда показался сущим пустяком, тем более что случилось это далече и Красной Армии, пожалуй, вовсе не «светило» в нем поучаствовать, показать себя… А хотелось: ведь все мы наизусть знали, что «броня крепка и танки наши быстры» и уж «если завтра война, если завтра в поход», то…

Томимые неопределенностью, мы как-то нехотя пошли в школу и сели за свежевыкрашенные парты без обычной праздничной приподнятости.

И вот наконец, кажется, началось…

Недели через две от гарнизонных казарм к городскому железнодорожному вокзалу потянулись первые колонны пехотинцев в полном походном снаряжении, с перекинутыми через плечо шинельными скатками, противогазными подсумками и новенькими необношенными вещмешками.

Роты шли молча, без привычных банных песен, и только глухой резиновый топот кирзовых сапог создавал строгий ритм согласованного движения.

Потом две не то три ночи по булыжной мостовой громыхали обозные пароконки, походные кухни, санитарные фуры с красными крестами на округлых крышах. Фыркали и всхрапывали застоявшиеся в кирпичных стойлах полковые кони, с железной звонцой клацали подковами, высекая голубые искры из лобастых сверкачей. Терпко пахло ременной сбруей, колесным дегтем, свежими конскими катышами.

Ребятишки допоздна просиживали за воротами, обомлело вглядываясь в мельтешащие сумерки, где под редкими фонарями в клубах потревоженной пыли нескончаемой лавиной катилось наше тогдашнее конно-тележное воинство. Наверное, так же оно уходило в поход еще во времена Крымской кампании. И только иногда, словно примета текущего времени, уличную темень пронизывали лезвия желтых лучей из прорезей подфарников начальственной «эмки», должно быть, объезжавшей боевые порядки.

Тогда еще никто не знал, что наши курские полки тоже отправлялись освобождать из-под панского гнета братские народы Западной Украины и Белоруссии.

С рассветом передвижение войск прекращалось, и город, как ни в чем не бывало, снова наполнялся обычными прохожими: кто спешил на службу, кто – на рынок, а ребятишки, в том числе и мы, – в школу, на занятия. Дворники же, вооружась совками и метлами, принимались сметать и выскребать следы ночного столпотворения.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector